Кузька (frakingshipper) wrote,
Кузька
frakingshipper

Categories:

Фанфик "Действительность"

 

ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Автор: Charis
Характеры: Билл Адама\Лора Розлин
Жанр: Роман
Возр.огранич: нет
Глава: 1
Правовая оговорка: Battlestar Galactica и все связанные с ним характеры принадлежат людям, которыми ни Charis ни я не являемся. Charis их только заимствует, ну а я вообще, просто переводилка.

Примечание от Charis: A present for my shoulder devils on the Roslin list: procrastination tastes like fanfic. Written to mariachi music (I hate my neighbours). I tried to make it go another way, but it refused. I think this is my obligatory Colonial Day Roslin / Adama pairing piece.

Примечание от меня: А я продолжаю любить пушистых кроликов и все, что с ними связано.От этой фикушки у меня мурашки бегали по всему телу, иногда хотелось пить, часто хотелось курить, короче, он произвел на меня впечатление, собстна поэтому я его и перевела.


Они танцуют.

 

"Ваша команда смотрит, Командующий," она бормочет, ловя плохо скрытые взгляды, которые скользят по ним. Холодный аналитик и политический деятель в ней уже рассмотрел последствия танца, взвесил их даже прежде, чем она поместила свою руку в его. Но при том, что она никогда не сможет отказаться от политического деятеля полностью, есть моменты, когда она хочет быть просто женщиной снова, пусть только на некоторое время.

 

"Вы возражаете?" он спрашивает с легкой иронией, и она качает головой, позволяя ему вести ее. Движения смутно знакомы - воспоминания от мира, которого больше нет, бесчисленное количество правительственных вечеров и празднеств. Все же, теперь, все по-другому. Каково это, слышать только музыку, чувствовать нежность и тепло рук на своем теле. На мгновение, она забывает про действительность.

 

Только на мгновение...

 

Музыка скользит к заключению, и она хочет цепляться за момент, но темп становится более  быстрым - кое-что для детей вокруг них. Она не стара, но она умирает и этот мир не для нее.

 

"Если Вы не возражаете," говорит она, они остаются неподвижными с момента окончания их песни , "я думаю, что я хотела бы пропустить эту композицию."

 

Адама неожиданно улыбается, и сопровождает ее к столику. "Вы спасли меня от выставления себя дураком, непосредственно". сообщает он немного ошеломленным тоном, и она следует за его пристальным взглядом туда, где Бумер и Гейта исполняют некоторый сложный маневр, который, впрочем, легко соответствует музыке. Теперь она не может сдержать улыбки, не той настороженной, вышколенной улыбки, которую она так часто использовала в эти дни, а кое -что более искреннее и подлинное.

 

Он был добр сегодня вечером, и она была удивлена этим. Она ожидала что ее действия внушат ему отвращение к ней, даже больше, чем ее раннее недоверие к нему, и это могло бы разрушить возникающую между ними связь. Но видимо, он понимал ее гораздо лучше, чем она себя.

 

"Спасибо."

 

Слово выскакивает неожиданно; очевидно он не ожидал этого так же, поскольку есть умеренное удивление в его пристальном взгляде. Его глаза, она отмечает почти рассеянно, являются очень синими в полумраке зала и при свете свечи на столе. Легко пропустить такие вещи в резком искусственном освещении большинства судов. Что еще она пропустила?

 

Он наклоняет свою голову - жест благодарности в свою очередь. Внезапно, она становится неуклюжей, где-нибудь между политическим деятелем, которым она была весь день и женщиной, которой она позволила себе стать в эти минуты, но не уверенная, может ли она продолжать оставаться. Первое, более безопасно. Она чувствует свое изменение улыбки на более принужденную и проклинает себя за тень (или, быть может, это только уловка света?), которая пробегает на его лице прежде, чем он, также, принимает профессиональное выражение.

 

В другом мире, она думает, в другое время, в другом месте - но нет. У нее нет времени на извинения, или она утонет в них так же, как в мечтах и видениях, с которыми она борется, в неуверенности, которая изводит ее, в обязанностях, которые становятся более болезненными с каждым принятым решением. Она отводит взгляд от него, и ее глаза находят Балтара на танцевальной площадке. Нет, действительно, никакого времени ни для извинений, ни для пересмотров.

 

"Я думаю, что мне следует оставить празднества младшим," она слышит свой собственный голос и поднимается. Он быстро встает - "всегда джентльмен" (и она думает, как не соответствует это, тому когда он и она так громко спорили в прошлом, тогда он был совсем не джентльмен) 

"Могу ли я проводить вас на Ваш шаттл, Мадам Президент?" он предлагает ей свою руку. Она вынуждает свою улыбку не дрогнуть - политик, она должна быть политиком. С Карой и Ли на танцплощадке, она потеряла своих провожатых. Кончики пальцев слегка касаются серо-голубой шерсти.

 

Они выходят в ложную ночь "Счастья", ее охранники следуют за ними. Внезапно, она чувствует, как что-то отвлекает ее, что-то странное и не правильное, и когда она наконец, понимает, что это, она улыбается с легкой самоиронией. Адама чувствует произошедшие в ней изменения.

 

"Просто размышляю, немного грустно и," она жестикулирует вокруг них, "необычно. Движущийся воздух."

 

"Для таких судов, механизмы подачи кислорода работают по-другому," отвечает он.

 

"По-другому. Но, ведь для вас это нормально, привычно?"

 

Звук, который принимается за подтверждение. Они продолжают идти, ее каблуки эхом отзываются против каменных плит.

 

"Есть моменты, когда я завидую Вам," она допускает, и теперь ее голос преднамеренно тих; она не хочет, чтобы кто - либо еще услышал об ее слабости. Президент, она училась этому у Адара, не может позволить себе быть слабым ни с кем, исключением могут являться только самые близкие из его окружения. Почти забавно, что именно этого человека она выбрала на эту роль.

 

"Для того, чтобы привыкнуть ко всему этому?" Он берет ее тишину как согласие и дает ей правду в свою очередь, "Если бы не ситуация, в которой все мы оказались, я бы ушел в отставку, но я действительно, не знал, чем бы стал заниматься на земле. Никогда не чувствовал себя хорошо на твердой поверхности".

 

"Вы все живете в другом мире." Размышляла она вслух. Реализация этого заставляет ее остановиться. Различия между ними гораздо глубже, чем банальное - вооруженные силы и гражданские, и возможно, часть ее дискомфорта с ним, и стремление обозначить границы ее власти, это жалкие попытки игнорировать тот факт, что это его территория, причем в гораздо большей степени, чем ее. Она отклоняет свою голову назад, смотря на ложные звезды, и задается вопросом, почему, зная, что они фальшивые, ей все равно кажется странным, что они мерцаю. Ведь она уже успела привыкнуть к тем не дрогнувшим холодным точкам.

 

Он также останавливается и поворачивается к ней, она опускает голову и замечает признак улыбки на его губах. "Так это и есть, граница между мирами?" Его низкий хриплый голос посылает дрожь к ее спине (или, возможно, это только воздух стал не много прохладней). Она чувствует, что не в силах отвести взгляд, и внезапно, ощущает себя неблагоразумно возбужденной.

 

"Командующий -", Но она не уверена, что знает, как продолжить фразу, или что именно она хотела сказать, поэтому она просто молчит. Гордость вынуждает ее приподнять подбородок, что делает ее выше, практически с него ростом. Это движение заставляет ее почувствовать, как близко от нее он находится.

 

В другом мире она слегка наклоняется вперед, и ее пальцы напрягаются на его рукаве.

 

В другом мире его рука перемещается на ее спину и привлекает ее еще ближе.

 

В другом мире губы касаются губ, кратко или для вечности, там где два мира смешиваются как ее дыхание и его, там она открывается к нему, там ее руки скользят вокруг его шеи, и она прижимается ближе, там его пальцы запутываются в ее волосах, там его язык против ее, там его рот находит ее снова и снова и снова, горячий и голодный.

 

Но здесь, она помнит, что ее охранники только вне пределах слышимости, и она отступает. Она закрывает свои глаза кратко, стремясь найти не много самообладания и вспомнить, кем она должна быть. Когда она смотрит на него снова, это - президент, глаза которого встречают Командующего.

 

"Нам пора идти," - это все, что он говорит, но она чувствует, что это далеко не конец.

 


 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments